Будет ли доход при неосновательном обогащении

Убытки и неосновательное обогащение в налоговой сфере (по материалам судебной практики) |

Будет ли доход при неосновательном обогащении

Убытки и неосновательное обогащение объективно имеют место в налоговом праве, однако должным образом не регулируются в НК РФ. Сами институты “убытки” и “неосновательное обогащение” являются гражданско-правовыми. При этом ст. 2 ГК РФ запрещает применение гражданского закона к налоговым отношениям по аналогии.

В статье исследуются положения НК РФ и материалы судебной практики по вопросу взыскания убытков и неосновательного обогащения в налоговой сфере. Сделан вывод, что пробелы в регулировании убытков и неосновательного обогащения, существующие в НК РФ, затрудняют вынесение справедливых решений по налоговым спорам.

Обратите внимание

Но при этом разрешать применение гражданского закона в налоговых спорах по аналогии нецелесообразно. Предлагается восполнять пробелы в НК РФ путем законотворчества.

Разработан проект новой статьи НК РФ, которая позволяет применять институт убытков и неосновательного обогащения к налоговым отношениям при необоснованном возврате налога из бюджета.

Имущественные отношения в налоговом праве

Налоговые отношения имеют властную и имущественную составляющую, причем имущественная их сторона в последнее время привлекает все больше внимания.

Имущественная составляющая налоговых отношений заключается в том, что их объектом выступает имущественное благо в форме налога, по поводу присвоения которого у государства существует интерес и на уплате которого старается сэкономить налогоплательщик.

Конфликтность этих отношений, их юридическая централизация и наличие в них публичного интереса требуют регулирования имущественных отношений в налоговом праве с учетом особенностей публично-правового режима.

Тем не менее налоговое право, которое образовалось относительно недавно (в конце XIX века), на данный момент еще не в состоянии самостоятельно урегулировать все имущественные отношения в налоговой сфере.

В связи с этим некоторые аспекты имущественных отношений налоговое право регулирует с заимствованием гражданско-правовых институтов, ибо гражданское право имеет развитый инструментарий регулирования имущественных отношений.

Заимствование производится путем включения в текст НК РФ отсылок к гражданскому законодательству или трансформированных гражданско-правовых норм. Первый способ иллюстрирует правовое регулирование залога и поручительства в налоговых отношениях (ст. ст. 73, 74 НК РФ), второй – регулирование банковской гарантии (ст. 74.1 НК РФ).

В отдельных случаях налоговый законодатель на основе гражданско-правовых институтов разрабатывает собственные правовые конструкции для регулирования имущественных отношений, примером чего служат пеня (ст. 75 НК РФ), отсрочка и рассрочка уплаты налога (ст. 61 НК РФ), зачет и возврат налогов (ст. ст. 78, 79 НК РФ).

Важно

Юридико-технические способы использования налоговым правом гражданско-правовых конструкций и сопутствующие этому правовые проблемы претендуют на самостоятельное исследование. Интересно, что проблематика использования частноправовых институтов в налоговом праве интересует ученых не только в России, но и за рубежом.

Как бы то ни было, использование гражданско-правовых конструкций облегчает работу налогового законодателя. Однако, даже несмотря на возможность заимствования, еще не все имущественные отношения должным образом урегулированы в НК РФ.
Судебная практика по налоговым спорам вскрыла серьезные пробелы в регулировании убытков и неосновательного обогащения в налоговой сфере.

Убытки в налоговой сфере

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества, а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (ч. 2 ст. 15 ГК РФ).

В налоговой сфере могут возникать убытки двух видов:

  • убытки частных субъектов налогового права (налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых агентов) в результате неправомерных действий налоговых органов, например незаконного взыскания налога или незаконного наложения ареста на счет;
  • убытки государства в результате необоснованного выбытия имущества из казны в рамках налоговых отношений.
  • Налоговое законодательство регулирует только первый вид убытков. В статьях 35 и 103 НК РФ указано, что такие убытки возмещаются по правилам гражданского законодательства.

    Второй вид убытков, как показывает практика, также имеет место в налоговой сфере, однако НК РФ не содержит правил для разрешения соответствующих споров.

    Рассмотрим дело, по которому вынесено Постановление Президиума ВАС РФ от 19 января 2010 г. N 11747/09. Оно до сих пор не потеряло своей актуальности, поскольку ситуация в законодательстве не изменилась, а подобный спор может возникнуть вновь.

    Суть дела заключалась в том, что в результате неправомерных действий банка возврат из бюджета суммы НДС был произведен дважды, в результате чего государство понесло имущественные потери и Суд квалифицировал их в качестве убытков.

    При первом возврате деньги были зачислены банком на счет, не принадлежащий налогоплательщику, и сняты со счета неустановленными лицами. Налогоплательщик, не получив денежных средств, через суд обязал налоговую инспекцию перечислить ему сумму налога, что привело к дополнительным расходам государства.

    Высший Арбитражный Суд указал, что расходы государства, превышающие установленный налоговым законодательством размер, не регулируются налоговым законодательством и являются убытками Российской Федерации, а соответствующий спор является гражданско-правовым и в деле должны применяться нормы ст. ст. 15 и 1069 ГК РФ.

    По нашему мнению, решение о взыскании убытков в пользу Российской Федерации является справедливым, однако в плоскости правового обоснования решения существуют проблемы.

    Совет

    По своей правовой природе рассмотренный спор является финансово-правовым, т.к. государство понесло имущественные потери в рамках отношений по возврату налога. Отношения при возврате налога между государством и банком имеют финансово-правовую природу, поскольку являются властными.

    Государство выступает здесь не просто собственником, но и властным субъектом, управляющим фондом финансовых ресурсов, властно решающим вопросы о возврате или невозврате налога, а при нарушении порядка этого возврата – имеющим интерес по восстановлению целостности публичного денежного фонда (публичный интерес) и стремящимся защитить этот фонд от незаконных имущественных изъятий. Банк в этих отношениях исполняет волю государства.

    Можно провести аналогию с отношениями по уплате налога, которые, по сути, являются симметричными и отличаются лишь направлением движения денежных средств. В этих отношениях доминирует финансово-правовая составляющая, о чем свидетельствует, например, установление в ст. 133 НК РФ налоговой ответственности банка за неисполнение обязанности по перечислению налога в бюджет.

    Отсутствие в НК РФ должного регулирования отношений по возврату налога и по вопросу восполнения имущественных потерь государства вследствие неправомерных действий банка в этих отношениях – не что иное, как пробел в налоговом законодательстве.

    Восполнить этот пробел с помощью аналогии налогового закона невозможно ввиду отсутствия в налоговом законодательстве подходящих норм, поэтому в приведенном выше деле для справедливого разрешения спора необходимо было применить гражданско-правовой институт, регулирующий сходные имущественные отношения, и этим институтом выступил институт возмещения убытков.

    Тем временем ч. 3 ст. 2 ГК РФ запрещает применять гражданское законодательство к властным отношениям без специального указания закона. Соблюдение этого запрета лишило бы Суд возможности разрешить спор по существу. Чтобы обойти указанный запрет, Суду пришлось рассмотреть данный спор как гражданско-правовой вопреки налогово-правовой природе отношений.

    Неосновательное обогащение налогоплательщика при ошибочном возврате налогов из бюджета

    Такое явление, как неосновательное обогащение, встречается в налоговой сфере объективно в следующих ситуациях:

    • в механизме косвенного налогообложения;
    • при уклонении от налоговой обязанности;
    • при ошибочном возврате налогов из бюджета.

    При этом в налоговом законодательстве ни соответствующий правовой институт, ни даже понятие не используются. Тем не менее разрешить некоторые категории споров, не прибегая к институту неосновательного обогащения, практически невозможно. Рассматривая дела первых двух категорий, суды довольно часто применяют нормы главы 60 ГК РФ о неосновательном обогащении.

    Согласно ст.

    1102 ГК РФ, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ. Применение норм ГК РФ обосновывается гражданско-правовым характером соответствующих отношений (например отношений по уплате НДС покупателем продавцу).

    Однако в третьей категории споров – при ошибочном возврате налогов из бюджета – такое обоснование невозможно, ввиду чего нормы ГК РФ суды не применяют, а споры остаются, по сути, неразрешенными.

    Обратите внимание

    В качестве примера рассмотрим дело, по которому вынесено Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30.01.2013.

    Налоговый орган перечислил налогоплательщику денежную сумму в качестве возврата НДС, однако предприниматель в тот период не являлся плательщиком НДС и, соответственно, не имел права на применение вычетов.

    Налоговый орган попытался взыскать ошибочно перечисленную налогоплательщику сумму как неосновательное обогащение налогоплательщика, однако суд указал, что гражданское законодательство неприменимо к ситуации в силу ст. 2 ГК РФ, поскольку “возникшие имущественные отношения основаны на властном подчинении”.

    Суд указал, что эти отношения должны регулироваться налоговым законодательством, но на основании того, что НК РФ подходящих правил не содержит, суд отказал в защите имущественного права государства.

    Отношения в данном споре действительно были основаны на власти и подчинении, но это не исключало того объективного факта, что в этих отношениях имело место получение налогоплательщиком неосновательного обогащения за счет казны.

    По нашему мнению, приведенное судебное решение является несправедливым. Оно иллюстрирует, с одной стороны, пробельность налогового законодательства, а с другой стороны, пагубность формального подхода при выборе правовых институтов для регулирования имущественных отношений.

    Анализ проблемы и пути решения

    Два приведенных выше судебных спора хотя и были решены судами по-разному, иллюстрируют одну и ту же правовую проблему – наличие в налоговом законодательстве пробела правового регулирования в вопросе восстановления имущественного положения государства при необоснованном возврате налога из бюджета по вине третьих лиц или по случайности.

    В первую очередь возникает вопрос: нужно ли разрешать применение гражданского законодательства по аналогии к налоговым отношениям при наличии пробела в НК РФ?

    С одной стороны, в НК РФ невозможно предусмотреть все имущественно-правовые ситуации в налоговой сфере, и в случае возникновения нестандартной ситуации при наличии пробела аналогия гражданского закона позволила бы суду вынести справедливое решение.

    Важно

    С другой стороны, если разрешить применение гражданского законодательства к налоговым отношениям, то в налоговую практику хлынет поток частноправовых конструкций, что может затруднить реализацию целей налогово-правового регулирования. К тому же границы самого гражданского права окажутся размытыми. Нецелесообразно регулировать все имущественные отношения гражданским правом без учета их отраслевых и экономических особенностей.

    Таким образом, не следует разрешать применение гражданского законодательства к налоговым отношениям по аналогии, а необходимо вести работу по восполнению пробелов налогового законодательства. Эффективность этой работы может быть повышена с помощью метода отсылок.

    Пробел в налоговом законодательстве по вопросу необоснованного возврата налога из бюджета должен быть восполнен. Эта задача решается путем заимствования в НК РФ гражданско-правовых институтов неосновательного обогащения и возмещения убытков.

    Институт неосновательного обогащения должен использоваться для восстановления имущественного положения при излишнем возврате налогов по случайности или по ошибке налогового органа, а институт возмещения убытков – при наличии вины частных субъектов налогового права.

    Причина использования двух гражданско-правовых институтов и разделения их сфер применения заключается в самом содержании соответствующих институтов: убытки возникают при нарушении права (что буквально следует из ч. 2 ст. 15 ГК РФ), а неосновательное обогащение – просто при получении имущества без правовых на то оснований (ст. 1102 ГК РФ).

    Предлагается дополнить Налоговый кодекс статьей 79.1 следующего содержания:

    “Статья 79.1. Превышающий необходимую сумму возврат сумм налога, сбора, пеней и штрафа из бюджета

  • Если налогоплательщику был произведен возврат налога из бюджета в размере, превышающем необходимую сумму, и данное событие не является последствием его неправомерных действий, то перечисленная денежная сумма в части превышения над подлежащей возврату суммой налога рассматривается в качестве неосновательного обогащения налогоплательщика и подлежит возврату в бюджет по соответствующим правилам гражданского законодательства.
  • Если в результате неправомерных действий налогоплательщика, налогового агента или банка был произведен возврат налога из бюджета в размере, превышающем необходимую сумму, то в части такого превышения сумма налога рассматривается в качестве убытков казны и подлежит возврату в бюджет по соответствующим правилам гражданского законодательства”.
  • Но восполнение пробелов путем правотворчества – это процесс длительный, и на текущем этапе необходимо разработать рекомендации судам по разрешению пробельных имущественных споров в налоговой сфере.

    Как уже указывалось, применять к налоговым отношениям гражданское законодательство по аналогии недопустимо в силу запрета ч. 3 ст. 2 ГК РФ.

    Но в данной норме запрещается именно аналогия закона, а другой вид аналогии – аналогия права – всегда остается в распоряжении суда.

    Совет

    Аналогия права применяется при невозможности использования аналогии закона и подразумевает определение прав и обязанностей участников налоговых отношений исходя из общих начал и смысла законодательства.

    В приведенном выше споре об излишнем возврате налога по ошибке налогового органа суд вполне мог бы обязать налогоплательщика вернуть неосновательно полученную сумму в бюджет, опираясь на общеправовые принципы и ст. 8 Конституции РФ о равной защите всех форм собственности.

    Другой вариант – попытаться обосновать частноправовой характер спорных имущественных отношений и применить к ним положения ГК РФ (как было сделано в рассмотренном выше споре о “двойном” возврате налога из бюджета по вине банка, в результате чего были взысканы убытки в пользу Российской Федерации). Но в таком случае рассмотрение спорных отношений как частных будет носить фиктивный характер.

    В целом же приходится констатировать, что налоговое законодательство отстает от развития имущественных отношений, поэтому необходим постоянный мониторинг судебной практики и интенсивная законотворческая работа по его результатам.

    Смолицкая Е.Е. Убытки и неосновательное обогащение в налоговой сфере (по материалам судебной практики) // Актуальные проблемы российского права. 2015. N 11. С. 125 – 130.

    Неосновательное обогащение как расход для целей налога на прибыль: возобладал экономический подход

    Будет ли доход при неосновательном обогащении

    Комментарий к определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 11.09.2015 № 305-КГ15-6506.

    Верховный Суд РФ в целом и его Судебная коллегия по экономическим спорам в частности, к сожалению, не балуют профессиональное сообщество судебными актами по налоговым вопросам. Тем ценнее для нас каждый случай рассмотрения ВС РФ налогового спора по существу.

    Относительно незаметно для многих прошло рассмотрение высшей судебной инстанцией дела № А40-84941/2014 ОАО «Машиностроительный завод «Маяк». Формально будучи посвященным достаточно узкому вопросу, оно, на наш взгляд, может оказаться знаковым с точки зрения общих подходов ВС РФ к вопросам формирования налоговой базы по налогу на прибыль.

    Обратите внимание

    Фабула дела относительно проста. Налогоплательщик (покупатель) заключил с контрагентом договор купли-продажи нежилого здания, однако регистрирующие органы отказались зарегистрировать переход права собственности на это здание к покупателю.

    Тем не менее на момент получения отказа в регистрации здание было фактически передано покупателю и использовалось им для осуществления своей предпринимательской деятельности (помещения здания были отведены под производство продукции: в частности, там разместились сборочные цеха, где осуществлялась финальная сборка продукции, испытательная станция и химическая лаборатория). После отказа государственного органа покупатель и продавец предъявили друг к другу исковые требования об обязании продавца осуществить регистрацию перехода права собственности на здание к покупателю и о взыскании неосновательного обогащения и об обязании покупателя возвратить недвижимое имущество продавцу.

    Арбитражные суды принимали судебные акты в пользу продавца, однако покупатель обязанность по возврату имущества продавцу не исполнял и продолжал фактически его использовать для осуществления предпринимательской деятельности в течение нескольких лет (с 2006 по 2011 г.).

    В связи с этим продавец предъявил покупателю серию дополнительных исков о взыскании неосновательного обогащения за фактическое пользование спорным недвижимым имуществом и процентов за пользование чужими денежными средствами за несвоевременное исполнение решений судов .

    При расчете суммы взыскиваемого неосновательного обогащения продавец исходил из величины платы за пользование недвижимым имуществом, применявшейся в периодах, в течение которых покупатель незаконно удерживал здание.

    В конечном итоге все исковые требования продавца были удовлетворены и покупатель выплатил продавцу присужденные суммы неосновательного обогащения в полном объеме. Причем эти суммы были включены ОАО «Машиностроительный завод «Маяк» в состав внереализационных расходов для целей налога на прибыль.

    По результатам проверки за период с 2010 по 2012 г. налоговый орган признал включение выплаченных налогоплательщиком сумм неосновательного обогащения в состав расходов для целей налога на прибыль необоснованным и вынес решение о доначислении налога на прибыль, пеней и штрафа за неполную уплату этого налога.

    Попытки ОАО «Машиностроительный завод «Маяк» обжаловать данное решение в административном порядке, а также в Арбитражном суде г. Москвы, Девятом арбитражном апелляционном суде и Арбитражном суде Московского округа положительного результата не дали.

    Важно

    Отказывая налогоплательщику в удовлетворении заявленных им требований, судьи судов первой, апелляционной и кассационной инстанций исходили из того, что (а) при взыскании с налогоплательщика сумм неосновательного обогащения у него не возникает экономическая выгода; (б) ранее выгода от безвозмездного пользования чужим имуществом не была учтена заявителем в составе облагаемых налогом на прибыль внереализационных доходов. При этом суды апелляционной и кассационной инстанций также сослались на ранее сложившуюся судебную практику по данному вопросу[1].

    Казалось бы, на этом можно было поставить точку. Ведь шансы изменить подход, поддержанный судами сразу трех инстанций, да еще и с учетом крайней избирательности ВС РФ в части дел для рассмотрения по существу, были, мягко говоря, невелики. Тем не менее налогоплательщик проявил завидное упорство и подал кассационную жалобу в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ (далее — Коллегия).

    Отменяя судебные акты нижестоящих судов и удовлетворяя требования ОАО «Машиностроительный завод «Маяк», Коллегия привела следующие аргументы. Во-первых, судьи сослались на подп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ, предусматривающий в числе прочего возможность вычета расходов на возмещение причиненного ущерба.

    При этом, по мнению суда, понятия «ущерб» и «убытки» используются в главе 25 НК РФ, регулирующей вопросы налогообложения прибыли, как равнозначные.

    Во-вторых, Коллегия обратила внимание на то, что в период нахождения спорного имущества в фактическом владении покупателя оно фактически использовалось последним для осуществления деятельности, направленной на извлечение дохода, следовательно, связанные с этим пользованием затраты отвечали общему принципу экономической обоснованности расходов (п. 1 ст. 252 НК РФ). Третьим аргументом в пользу налогоплательщика стало то, что, по мнению Коллегии, взысканные с несостоявшегося покупателя суммы неосновательного обогащения представляли собой не что иное, как плату за пользование имуществом[2], т.е. экономическая природа взысканных с налогоплательщика сумм тождественна экономической природе арендной платы, включаемой обычно в состав расходов для целей налога на прибыль.

    По нашему мнению, позиция, занятая членами Коллегии в рамках рассматриваемого дела, будет иметь существенное значение при формировании дальнейшей практики по налоговым делам в отношении самых разных вопросов.

    На наш взгляд, судьи четко и недвусмысленно продемонстрировали свою приверженность экономическому подходу к разрешению налоговых споров, подразумевающему определение налоговых последствий деятельности хозяйствующих субъектов исходя из экономического содержания их отношений (даже в тех случаях, когда подобный подход противоречит формально-юридической квалификации этих отношений). Кроме того, хоть это и не было озвучено прямо, Верховный Суд фактически подтвердил актуальность принципа нейтральности и равенства налогообложения, в соответствии с которым к однородным с экономической точки зрения отношениям при отсутствии специальных указаний в налоговом законодательстве должны применяться единые налоговые последствия[3], а также установил возможность применения аналогии в налоговых правоотношениях[4].

    В принципе, в свете проведенного анализа экономической природы отношений между заявителем и его контрагентом судьям Верховного Суда не было необходимости исследовать природу неосновательного обогащения и пытаться подвести ее под определение убытков, а также исследовать соотношение понятий «убыток» и «ущерб» в налоговом законодательстве. Дело в том, что п. 1 ст. 265 НК РФ содержит неисчерпывающий перечень затрат, которые могут быть включены в состав внереализационных расходов. Поэтому даже в том случае, если данную судьями квалификацию неосновательного обогащения как разновидности убытков признать неубедительной, эти затраты могут быть без особых проблем квалифицированы как «другие обоснованные расходы» (подп. 20 п. 1 ст. 265 НК РФ). В том, что выплаченные суммы неосновательного обогащения являются затратами, сомневаться не приходится, поскольку передача соответствующих денежных средств собственнику здания уменьшила имущественную сферу налогоплательщика.

    Совет

    В заключение хотелось бы обратить внимание на довод нижестоящих судов о том, что отказ во включении затрат на выплату неосновательного обогащения в состав расходов для целей налога на прибыль может быть обоснован фактом непризнания налогоплательщиком доходов от безвозмездного пользования незаконно удерживаемым имуществом, а следовательно, отсутствием у него экономической выгоды в размере уплаченных сумм неосновательного обогащения. Полагаем его несостоятельным по следующим основаниям.

    Действительно, вопреки утверждению судов, при безвозмездном пользовании имуществом (вне зависимости от наличия или отсутствия у пользователя для этого законных оснований) у лица, извлекающего полезные свойства из этого имущества, возникает экономическая выгода.

    Она состоит в том, что лицо, использующее не принадлежащее ему имущество, фактически освобождается от несения связанных с этим затрат. В данном случае имущественная сфера этого лица не уменьшается в ситуации, в которой она должна была уменьшиться.

    То есть материальное положение такого лица улучшается по сравнению с ситуацией, когда оно действовало бы на законных основаниях и вынуждено было бы оплачивать пользование имуществом.

    Справедливость утверждения о том, что получение любого материального блага (в широком смысле этого понятия) без уплаты встречного предоставления образует экономическую выгоду получающей его стороны, подтверждается непосредственно налоговым законодательством[5].

    Таким образом, если бы заявитель продолжал пользоваться спорным имуществом безвозмездно, он, безусловно, должен был бы отразить у себя внереализационный доход в виде рыночной стоимости права пользования этим имуществом.

    Однако поскольку в конечном итоге безвозмездное пользование заявителем не принадлежащим ему имуществом не состоялось (вследствие взыскания собственником имущества сумм неосновательного обогащения), отсутствовали правовые основания для включения стоимости пользования имущества в состав доходов заявителя.

    Наконец, даже если признать невключение заявителем стоимости пользования имущества в состав своих доходов, нарушение им порядка формирования доходной части своей налоговой базы не может влиять на формирование ее расходной части, поскольку включение затрат в состав расходов налогоплательщика обусловлено исключительно соответствием затрат критериям экономической обоснованности и документальной подтвержденности, а также соблюдением количественных ограничений (нормативов), установленных налоговым законодательством[6].

    Обратите внимание

    На данный момент нам неизвестно о наличии у налоговых органов планов по обжалованию определения Коллегии в порядке надзора. Хочется надеяться, что Верховный Суд будет и дальше последовательно реализовывать заявленный в комментируемом судебном акте либерально-экономический подход к налогообложению прибыли российских организаций.

    Что такое необоснованное и неосновательное обогащение?

    Будет ли доход при неосновательном обогащении

    Неосновательное обогащение является одним из видов внедоговорных правоотношений и следствием незаконных действий одного гражданина в отношении другого. Все имущество, полученное таким образом, подлежит возврату. Что относится к противоправному получению имущества, расскажем в статье. 

    Незаконное обогащение

    Обязательства вследствие неосновательного обогащения

    Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату

    Неосновательное обогащение: судебная практика

    Незаконное обогащение

    Неосновательное обогащение — это приобретение или сбережение имущества/денежных средств/имущественных прав за счет другого лица без установленных законодательством или договором оснований.

    При этом получение неосновательного обогащения может быть связано с действиями:

    • третьих лиц (например, ошибочное начисление заработной платы работнику, перевод банком денег не тому адресату);
    • получателя имущества (постройка здания на чужом земельном участке, получение повторной платы за товар продавцом);
    • потерпевшего (внесение арендной платы без заключения договора аренды, исполнение обязательства за должника).

    При этом закон выделяет 2 вида обогащения:

  • Необоснованное обогащение вследствие сбережения имущества (например, лицо должно было оплатить полученный товар, но не потратило свои денежные средства, так как оплату по ошибке произвел другой человек).
  • Необоснованное обогащение, связанное с приобретением имущества (поставщик ошибочно отгрузил товар не в тот магазин).
  • Неосновательное обогащение может выражаться также и в незаконном приобретении имущественных прав или денежных средств.

    Необоснованное обогащение является синонимом неосновательного и может возникнуть также не только по вине приобретателя имущества, но и в силу незаконных действий третьих лиц.

    Неосновательное обогащение является институтом гражданского права, который регулируется главой 60 ГК РФ (статьи 1102–1109).

    Обязательства вследствие неосновательного обогащения

    Имущество, полученное в результате неосновательного обогащения, должно быть возвращено владельцу в натуре.

    Кроме того, обогатившийся отвечает перед владельцем имущества за любую его порчу, но только после того, когда он узнал, что данное имущество является неосновательным обогащением. До этого момента он несет ответственность лишь за умысел (грубую неосторожность) при обращении с вещами, в результате которого они были повреждены.

    В тех случаях, когда имущество вернуть владельцу в натуре не представляется возможным, незаконный приобретатель возвращает стоимость вещей на момент их приобретения. В эту сумму включаются также и убытки, которые были вызваны изменением стоимости имущества, если гражданин не вернул деньги за вещи сразу после того, как узнал о неосновательном обогащении.

    Если приобретатель имущества получил от использования вещей какие-либо плоды или доходы, то он также должен вернуть их владельцу вещей.

    Обращаем ваше внимание, что на сумму неосновательного обогащения могут быть начислены проценты за пользование чужими деньгами с того момента, когда гражданин узнал о незаконности своих действий, но имущество (или его стоимость) владельцу не вернул.

    Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату

    В статье 1109 ГК РФ законодатель перечисляет случаи, когда имущество, полученное в результате неосновательного обогащения, не будет подлежать возврату:

  • Имущество, которое передавалось во исполнение обязательства по окончании срока исковой давности. Например, если сотрудник предприятия обратился за выплатами, которые ему были положены при трудоустройстве как молодому специалисту.
  • Имущество, которое было передано в счет исполнения обязательства до того, как наступил срок исполнения, если самим обязательством не было предусмотрено иное. Например, внесение арендной платы за квартиру до заключения договора.
  • Денежные средства, в том числе заработная плата, пенсия, пособия и т. д., которые являются основным доходом гражданина и были предоставлены ему в результате счетной ошибки.
  • Имущество или деньги, которые были переданы гражданину во исполнение обязательства, которое не имело место быть, если получатель докажет, что лицо, которое требует возврата имущества, знало об этом факте или передавало имущество на благотворительность. Например, возвращение части гонорара представителем в суде заказчику в связи с тем, что дело было проиграно, и последующая подача иска представителем с целью вернуть эти деньги.
  • В данных ситуациях бремя доказывания отсутствия факта неосновательного обогащения лежит на том, кто имущество/деньги/имущественные права получил, но не считает это противозаконным действием.

    Неосновательное обогащение: судебная практика

    Скачать форму искового заявления

    Судебная практика по делам, вытекающим из неосновательного обогащения одной стороны за счет имущества или денежных средств другой стороны, весьма многообразна. Мы остановимся на наиболее распространенных видах дел и выводах, которые сделал суд.

  • Если договор расторгнут по инициативе одной стороны, то она вправе требовать ранее исполненное ей, если контрагент при этом неосновательно обогатился. Н. обратился в суд с требованием о взыскании с ООО «Фиалка» денежных средств, которые были им уплачены ранее по договору транспортной экспедиции. Так как договор был расторгнут по инициативе Н. в связи с отсутствием необходимости перевозки мебели (в договоре такой вариант предусматривался), то контрагент не успел выполнить обязательства по договору, то есть перевезти груз. Однако представитель ООО «Фиалка» настаивал на том, что денежные средства Н. возвращены не будут, так как договор расторгнут по его инициативе, а, соответственно, Н. вправе требовать только убытки, которые он понес, но никак не сумму, уплаченную по договору. Однако арбитражный суд занял четкую позицию: имело место неосновательное обогащение – ООО «Фиалка» получила денежные средства Н., не исполнив при этом свою часть обязательства в связи с досрочным расторжением договора Н. Именно поэтому деньги Н. надлежит вернуть в полном объеме.
  • Если стороне был причинен вред, то она также вправе заявить требования, вытекающее из неосновательного обогащения. ОАО «Зевс» начало строительство гаражей для личных нужд. В силу отсутствия финансов строительство было приостановлено, а недостроенные объекты взяты на баланс организации.
  • Некоторое время спустя муниципалитет сносит бетонные стены и расчищает площадку. Представитель ОАО «Зевс» обратился в суд с требованием возмещения стоимости снесенных гаражей с учетом монтажных работ.

    Суд встал на сторону пострадавшей стороны и обязал муниципалитет выплатить всю сумму неосновательного обогащения, так как возврат недостроенных гаражей в натуре был невозможен.

    Обогащение в данном случае заключалось в том, что муниципалитет изъял бетонные плиты из недостроенных гаражей.

  • На денежную сумму, которая была уплачена покупателем сверх установленной стоимости имущества, начисляются проценты со дня, когда продавец узнал о неосновательном обогащении.
  • Два предприятия заключили договор поставки оборудования. Покупатель по ошибке перевел 200 млн руб. вместо необходимых 170 млн руб. После того как об ошибке стало известно, он направил претензию продавцу с просьбой вернуть излишек и проценты за пользование чужими денежными средствами.

    Продавец признал факт переплаты, но заявил, что ее возврат невозможен в связи с отсутствием у него денежных средств; проценты он отказался выплачивать. Арбитражный суд, рассмотрев все обстоятельства дела, пришел к выводу, что деньги получены продавцом и налицо неосновательное обогащение последнего.

    Соответственно, продавец обязан вернуть переплату и проценты за пользование чужими деньгами за период со дня получения претензии от покупателя до дня вынесения решения суда.

    Арбитражный суд Уральского округа

    Будет ли доход при неосновательном обогащении

    ОБЗОР
    практики споров, связанных с применением законодательства о неосновательном обогащении

    УТВЕРЖДЕНО Президиумом Федерального арбитражного суда Уральского округа

    Протокол № 9 от 14.12.2001

    1. Требование о взыскании неосновательного обогащения может быть предъявлено лицом, за счет имущества которого другое лицо приобрело (сберегло) имущество.

    Министерство по управлению государственным имуществом области (далее – Министерство) обратилось в Арбитражный суд с иском к предпринимателю, третье лицо – государственное предприятие, об изъятии нежилых помещений, возврате неосновательного обогащения в виде платы за пользование нежилым помещением и процентов на основании ст. 395 ГК РФ.

    Судом установлено, что между государственным предприятием и предпринимателем заключен договор аренды нежилого помещения, которое находится в государственной собственности РФ и принадлежит государственному предприятию на праве хозяйственного ведения. Указанный договор, в нарушение ч. 2 ст. 609 ГК РФ, не был зарегистрирован в установленном порядке и является незаключенным.

    Решением в иске отказано.

    В соответствии со ст. 1102 ГК РФ кредитором в обязательстве из неосновательного обогащения выступает лицо, за счет имущества которого другое лицо сберегло имущество.

    Важно

    Министерство не является потерпевшим лицом (кредитором), за счет уменьшения имущества которого другое лицо неосновательно обогатилось.

    Истцом не доказано, что арендная плата должна перечислятся в обязательном порядке в бюджет, следовательно, в удовлетворении требования о взыскании с ответчика неосновательно сбереженных денежных средств в виде платы за пользование нежилым помещением отказано правомерно.

    Решение суда является законным и обоснованным.

    2. Отсутствие предусмотренных законом или сделкой оснований приобретения имущества должно быть доказано лицом, предъявившим иск о взыскании неосновательного обогащения.

    Истцом заявлено требование о взыскании суммы неосновательного обогащения, в связи с тем, что ответчик приобрел у истца вексель без законных оснований и не может вернуть его, так как не владеет векселем.

    Судом первой инстанции установлено, что истец передал ответчику простой вексель, номинальной стоимостью 6000000 руб. со сроком платежа «по предъявлении, но не ранее 27.01.02».

    Факт передачи векселя подтверждается актом приема-передачи простых векселей от 02.03.2000. Впоследствии спорный вексель возвращен истцу по акту приема-передачи ценных бумаг от 09.03.

    2000 и в настоящее время находится у него.

    Отказывая в удовлетворении иска, арбитражный суд правомерно исходил из того, что истцом, в нарушение ст. 53 АПК РФ, не доказано приобретение или сбережение ответчиком имущества (векселя) без установленных законом или сделкой оснований, а также не подтвержден факт обогащения ответчика за счет имущества истца.

    3. Лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования.

    Истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании неосновательного обогащения вследствие временного использования бульдозера и процентов за пользование чужими денежными средствами.

    Решением арбитражного суда исковые требования удовлетворены.

    Судом установлено, что в соответствии с договором аренды истец передал в аренду ответчику бульдозер «КАМАЦУ» Д-355А.

    Совет

    Решением арбитражного суда по другому делу договор аренды признан недействительным, следовательно, арбитражный суд обоснованно исходил из того, что согласно ст. 1102, п. 1 ст. 1103 ГК РФ у ответчика перед истцом возникли обязательства вследствие неосновательного обогащения.

    В соответствии с п. 2 ст. 1105 ГК РФ лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило.

    Удовлетворяя исковые требования, арбитражный суд установил период неосновательного пользования бульдозером и стоимость 1 машино-часа.

    Требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами правомерно удовлетворено судом на основании п. 2 ст. 1107 ГК РФ. О неосновательности сбережения ответчик должен был узнать с момента заключения недействительного договора аренды.

    4. В случае признания договора незаключенным правоотношения сторон по исполнению такого договора квалифицируются как обязательства вследствие неосновательного обогащения.

    Истец обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора уступки права требования от 23.02.2000, заключенного между сторонами, в связи с несоответствием его ст. 432 ГК РФ, и взыскании стоимости переданного ответчику векселя.

    Суд признал указанный договор незаключенным, поскольку в договоре отсутствует соглашение о предмете договора. В удовлетворении требования о признании недействительным договора уступки права требования от 23.02.2000 отказано.

    Оплата уступки права требования произведена истцом путем передачи векселя по незаключенному договору. Ответчиком вексель предъявлен к оплате и оплачен банком.

    При таких обстоятельствах суд обоснованно, в соответствии со ст. ст. 1102–1106 ГК РФ, удовлетворил требования истца и взыскал сумму неосновательного обогащения в размере вексельной суммы.

    5. Сбережение денежных средств в размере погашенной задолженности перед бюджетом за счет уменьшения бюджетного финансирования другого участника взаимозачета является неосновательным обогащением. Положения пункта 2 статьи 1107 ГК РФ применяются в случаях обогащения в денежной форме.

    Обратите внимание

    Государственное образовательное учреждение обратилось в арбитражный суд к предприятию о взыскании неосновательного обогащения и процентов по ст. 395 ГК РФ.

    Решением суда иск удовлетворен в части взыскания суммы неосновательного обогащения, в части взыскания процентов отказано.

    Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

    Из материалов дела следует, что в результате подписания между истцом, ответчиком и Департаментом финансов акта взаимозачета от 19.10.

    98 за счет уменьшения бюджетного финансирования истца была погашена задолженность ответчика перед областным бюджетом по налогу на добавленную стоимость. Данный факт подтвержден письмом Департамента финансов и справкой налоговой инспекции.

    В свою очередь, ответчик взял на себя обязанность погасить задолженность истца за продукты питания, переданные по договору поставки № 203 от 31.08.98.

    Фактически ответчиком представлена счет-фактура с теми же номером и датой, однако, поставка продуктов питания до проведения зачета не производилась, задолженности истца перед ответчиком не существовало.

    Представленный с актом зачета договор от 19.10.98 и названная счет-фактура, как не содержащие существенных условий договора поставки, признаны апелляционной инстанцией незаключенными, следовательно, между истцом и ответчиком не возникло каких-либо обязательств.

    Судом первой и апелляционной инстанций сделан обоснованный вывод о том, что ответчик сберег денежные средства в размере погашенной задолженности перед бюджетом за счет уменьшения бюджетного финансирования истца, что является неосновательным обогащением. Указанная сумма правомерно, в силу ст. ст. 1102, 1105 ГК РФ, взыскана в пользу истца.

    Важно

    Поскольку денежные средства в качестве платежа не использовались, а был проведен зачет в областной бюджет, что исключает возможность реального пользования денежными средствами в удовлетворении исковых требований о взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ отказано правомерно.

    6. Проценты за пользование чужими денежными средствами на сумму неосновательного денежного обогащения начисляются с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств (п. 2 ст. 1107 ГК РФ).

    Истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании стоимости неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

    Решением суда исковые требования удовлетворены в размере суммы неосновательного обогащения, в остальной части иска отказано.

    Постановлением апелляционной инстанции решение в части отказа в иске о взыскании процентов отменено.

    Из материалов дела следует, что истец по акту приема-передачи в счет оплаты поставки металлопродукции передал ответчику вексель.

    Решением арбитражного суда по другому делу договор поставки металлопродукции признан незаключенным.

    Поставка продукции ответчиком не осуществлена, вексель истцу не возвращен.

    В связи с признанием незаключенным договора поставки металлопродукции и отсутствием доказательств наличия иных оснований получения ответчиком векселя арбитражный суд правомерно на основании ст. 1105 ГК РФ удовлетворил исковые требования о взыскании стоимости неосновательного обогащения в размере номинальной стоимости векселя.

    Поскольку вексель был передан истцом в качестве средства платежа и о неосновательном получении векселя ответчик узнал после вступления в законную силу решения по делу о признании договора поставки незаключенным (16.07.

    Совет

    2000), апелляционной инстанцией обоснованно удовлетворены исковые требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 16.07.2000 по 10.11.

    2000 (день подачи искового заявления) и отменено решение суда первой инстанции в части отказа в иске о взыскании процентов.

    7. В случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества.

    Истец обратился в арбитражный суд с иском об истребовании неосновательно полученных ответчиком векселей.

    Решением иск удовлетворен.

    Решением арбитражного суда по другому делу установлено, что по акту приема-передачи в качестве оплаты по договору переданы два векселя на сумму 1500000 руб.

    Этим же решением, имеющим, в силу ст. 58 АПК РФ, преюдициальное значение для настоящего спора, договор на поставку металлопродукции признан незаключенным ввиду не достижения сторонами соглашения по всем существенным условиям договора.

    Поскольку подлинные векселя по требованию суда ответчиком не представлены, стоимость векселей правомерно взыскана в пользу истца на основании ст. 1105 ГК РФ.

    8. При возврате неосновательно полученного или сбереженного имущества приобретатель вправе требовать от потерпевшего возмещения понесенных необходимых затрат на содержание и сохранение имущества в силу ст. 1108 ГК РФ. Нормы, регулирующие договор аренды, к этим отношениям не применяются.

    Истец (ООО) обратился в арбитражный суд с иском к Комитету по управлению имуществом о взыскании неосновательного обогащения выразившегося в том, что в течение 1994–2000 годов он производил текущий и капитальный ремонты, а также нес другие затраты по содержанию нежилого помещения, в результате чего Комитет сберег 2861770 руб.

    Из материалов дела следует, что 20.10.94 ответчик по договору № 15 передал истцу в полное хозяйственное ведение нежилое помещение. 19.10.2000 указанный договор признан ничтожным, следовательно, истец обязан возвратить указанное помещение ответчику.

    Обратите внимание

    Суд первой инстанции удовлетворил иск только в части уплаты истцом налога на имущество. В остальной части иска отказано, поскольку, по мнению суда, производство текущего ремонта входило в обязанности истца, а стоимость неотделимых улучшений не возмещается из-за неполучения согласия собственника на них (ст. 623 ГК РФ).

    Суд кассационной инстанции счел применение по аналогии к сложившимся между сторонами отношениям норм договора аренды ошибочным.

    В силу п. 1 ст. 47 Основ гражданского законодательства, действовавших в период заключения договора № 15, обладатель права полного хозяйственного ведения в отношении переданного ему имущества осуществляет права и обязанности собственника за изъятиями, установленными законом.

    Признание договора ничтожным не освобождает стороны от урегулирования имущественных требований друг к другу.

    Согласно ст. 1108 ГК РФ при возврате неосновательно полученного или сбереженного имущества приобретатель вправе требовать от потерпевшего возмещения понесенных необходимых затрат на содержание и сохранение имущества с того времени, когда он обязан возвратить доходы, с зачетом полученных им выгод.

    Необходимость применения к спорным правоотношениям норм о неосновательном обогащении вытекает из ст. 1103 ГК РФ.

    Решение судом кассационной инстанции отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

    9. Требование о возврате неосновательно приобретенных денежных средств может быть заявлено и в случае исполнения обязательства с превышением подлежащей уплате суммы.

    Предприниматель обратился в арбитражный суд с иском о возврате неосновательно приобретенных денежных средств.

    Важно

    Постановлением апелляционной инстанции решение суда об удовлетворении исковых требований оставлено без изменения.

    Между истцом и ответчиком (арендодатель) с согласия Комитета по управлению имуществом заключен договор аренды нежилого помещения.

    Годовая арендная плата предусмотрена договором. Сторонами установлено, что арендная плата и эксплуатационные расходы пересматриваются в случае изменений установленных цен и тарифов в соответствии с принятыми нормативными актами без согласия арендатора, но с его письменным уведомлением.

    После освобождения арендатором занимаемого помещения арендодатель предъявил на оплату счета-фактуры на общую сумму 162800 руб.

    Истцом оплачено 157000 руб., однако, согласно расчету истца, составленному в соответствии с условиями договора, он должен был уплатить 40245 руб. 13 коп., то есть переплата составила 116754 руб. 87 коп.

    Ответчик (арендодатель), в нарушение ст. 53 АПК РФ, не представил доказательств того, что размер арендной платы и прочих платежей был изменен им по основаниям, предусмотренным п. 3.5 договора.

    Суд сделал правильный вывод о том, что сумма переплаты, то есть неосновательно приобретенного ответчиком имущества, составила 116079 руб. 09 коп. и правомерно обязал его возвратить эту сумму истцу в силу п. 1 ст. 1102 ГК РФ.

    10. Период начисления процентов по п. 2 ст. 1107 ГК РФ определяется с момента фактической передачи имущества до государственной регистрации договора аренды.

    Истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности за пользование помещениями согласно ст. 1102 ГК РФ и процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 05.01.2000 по 04.11.2000.

    Решением суда в иске отказано.

    Совет

    Постановлением решение изменено. В пользу истца взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами. В остальной части иска отказано.

    Неосновательное обогащение (ГК РФ): судебная практика. Понятие неосновательного обогащения :

    Будет ли доход при неосновательном обогащении

    Неосновательное обогащение в настоящее время является одной из самых актуальных проблем. Судебные разбирательства инициируются как обычными гражданами, так и различными организациями. Подобных ситуаций с каждым годом становится все больше, а страдают от этого обычные люди. Что важно знать о неосновательном обогащении? Какие права и обязанности вытекают из этого понятия?

    Понятие неосновательного обогащения

    Начнем с определения понятия. Итак, неосновательным обогащением называют имущественные объекты, которые приобретались за счет других лиц посредством проведения юридически необоснованных сделок. В судебных спорах стороны данного вида правоотношений принято называть приобретателем и потерпевшим. Исковые заявления рассматриваются арбитражными судами.

    Условия неосновательного обогащения

    Чтобы суд признал неосновательное обогащение, должны одновременно соблюдаться три условия:

    • Наличие самого факта обогащения (согласно 8 статье Гражданского законодательства), то есть когда приобретатель получает выгоду и увеличивает имущество, но при этом не несет расходов, которые могли бы иметь место при обычном ведении деятельности.
    • Приобретение не является результатом хозяйственной деятельности.
    • Обогащение не имеет под собой юридической основы, то есть сделка не сопровождалась договором или не опирается на текущие законодательные нормы.

    Обычно неправомерное обогащение является следствием ситуаций, когда:

    • по ошибке произошла уплата некоторой денежной суммы приобретателю или передача вещи, оказание услуги, выполнение работы, освобождение от имущественных обязательств;
    • приобретателем совершены неправомерные действия в отношении имущественных объектов;
    • произошли природные катаклизмы;
    • имели место ошибочные действия третьего лица.

    Однако иногда имеют место споры относительно определения термина «имущество». Гражданское законодательство гласит о том, что к имуществу относятся и движимое, и недвижимое имущество, а также деньги, прочие ценные бумаги, вещи, иными словами, все предметы, которые могут быть переданы физическим и юридическим лицам.

    Когда возникают гражданские права и обязанности?

    Получение приобретателем во владение имущественных объектов без законных оснований является неосновательным обогащением. Что же становится причиной возникновения гражданских прав и обязанностей? Гражданское законодательство дает однозначный ответ на этот вопрос – они возникают при следующих обстоятельствах:

    • заключение сделок, договоров;
    • утверждение актов органами государственного и местного управления;
    • решение суда;
    • приобретение имущества согласно законодательству;
    • создание произведения музыки или искусства, а также любого результата интеллектуальной деятельности;
    • случайное или умышленное причинение вреда гражданам;
    • наступление событий, дающих начало отношениям;
    • незаконное обогащение за счет других граждан.

    Механизм взыскания

    При выявлении факта неосновательного обогащения приобретатель, согласно 1102 статье ГК РФ, должен вернуть имущество потерпевшему.

    Если в результате неосновательного обогащения приобретатель получил доход, он должен возместить эту сумму потерпевшему (статья 1107).

    Срок возврата считается от момента, когда приобретатель узнал об отсутствии законных оснований для обогащения. Это же правило применяется в случаях, когда приобретатель планировал получить доход от имущества.

    Что может потребовать приобретатель?

    Если имеет место неосновательное обогащение, ГК РФ наделяет приобретателя правом на возмещение затрат на имущественные объекты, которые подлежат возврату. Об этом говорится в 1108 статье настоящего Кодекса. Затраты возмещаются потерпевшим.

    Размер компенсации определяется стоимостью содержания и хранения имущества с того момента, когда было признано неосновательное обогащение. Однако это право может быть утрачено, если имущественные объекты удерживались приобретателем преднамеренно.

    Способы возврата имущества

    Возврат имущественных объектов, которые были получены в результате неосновательного обогащения – это прямая и основная обязанность приобретателя.

    Возврат имущественных объектов в натуре и возмещение их стоимости и понесенных потерпевшим убытков являются способами, при помощи которых можно взыскать неосновательное обогащение (ГК РФ, статьи 1104 и 1105).

    На сумму обогащения начисляются проценты согласно статье 395 Гражданского законодательства.

    Что не подлежит возврату

    Имущество не всегда может быть возвращено потерпевшему вследствие неосновательного обогащения приобретателя. Гражданское законодательство в 1109 статье устанавливает случаи, при которых возврат невозможен. К ним относятся ситуации, когда:

    • объекты имущества были переданы приобретателем потерпевшему до того, как возникли обязательства по их возмещению, включая начисленные проценты (к примеру, зарплата выплачивается сотрудникам организации до момента оказания определенных услуг);
    • имущество в рамках другой сделки было передано третьим лицам, если уже истек период исковой давности вне зависимости от того, знал потерпевший о начале этого срока или нет;
    • объектом имущества являются зарплата или прочие платежи, например алименты, пенсия, поскольку они признаются средствами к существованию, если приобретатель докажет, что с его стороны не было счетных ошибок или недобросовестности;
    • объекты имущества передаются в благотворительных целях либо для исполнения несуществующих обязательств, приобретателю необходимо доказать, что потерпевший знал об этих условиях.

    Приведенный выше перечень исключительных ситуаций признается законодательством однозначным и исчерпывающим.

    Неосновательная передача прав требования

    Ситуации, когда приобретатель передал путем переуступки прав требования или другими аналогичными способами имущество третьим лицам, расцениваются как неосновательное обогащение, согласно 1106 статье Гражданского законодательства. В данном случае потерпевший должен получить обратно право владения имуществом. Также приобретатель должен вернуть все документы, которые удостоверяют право собственности.

    Неосновательное обогащение: судебная практика

    Наиболее часто в судебном порядке рассматриваются споры двух типов:

  • Когда граждане случайно перечисляют денежные средства организациям и лицам, с которыми не был заключен договор (ошибка в одной цифре расчетного счета).
  • Когда граждане обращаются с иском о возврате денежных средств, когда они поступили на счет третьих лиц и организаций также без предварительного заключения договора.
  • В первом случае, когда приобретатель отказывается выплачивать полученные средства, суд запрашивает у него все чеки и квитанции. Если в ближайшие дни на счет приобретателя не перечислялись иные средства, потерпевшему возмещается вся сумма.

    Во втором случае суд, скорее всего, откажет потерпевшему в возврате денежных средств, поскольку он заранее знал о том, что никаких обязательств перед организацией не имеет, но сделал это по своему усмотрению.

    Суд не признает неосновательное обогащение.

    Судебная практика по подобным искам показывает, что трактовать данные законодательные нормы можно по-разному. Каждый конкретный случай требует основательного подхода и хороших знаний в области гражданского законодательства.

    Практические рекомендации

    При выполнении определенного вида работ или оказании услуг без оформления договора суд может отказать в удовлетворении требования взыскать с заказчика плату.

    Однако, ссылаясь на 1102 статью, потерпевший может доказать факт неосновательного обогащения. Кстати, кредитозаемщики вправе взыскать с банка комиссионные за навязанные услуги.

    Кредитный договор остается действительным, а пункт о дополнительных комиссионных признают незаконным.

    В нашей жизни нередко возникают ситуации, когда имеет место неосновательное обогащение. ГК однозначно и исчерпывающе определяет права и обязанности сторон подобных сделок в статьях 1102-1109 в главе № 60.

    Для того чтобы обезопасить себя от судебных тяжб по взысканию утраченного имущества, важно проявить осторожность и бдительность при совершении товарно-денежных операций и сохранять все документы, их подтверждающие.

    Если такая ситуация произошла, консультация с квалифицированным юристом не будет лишней.

    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

    Adblock
    detector