Медицинский юрист прокомментировала действующий закон о телемедицине

Мягко стелет, да жестко спать – так можно сказать про закон о телемедицине, вступивший в России в силу с 1 января 2018 года. На первый взгляд, в нём всё довольно хорошо описано, но при внимательном прочтении возникает вопрос, как тот или иной пункт будет работать на практике. Чтобы прояснить ситуацию, мы пообщались с руководителем отдела правового обеспечения ООО «Мед-ЮрКонсалт», медицинским юристом Яной Алексеевой.

Из Федерального закона № 242-ФЗ: «Телемедицинские технологии – применяемые при оказании медицинской помощи информационно-коммуникационные технологии, обеспечивающие дистанционное взаимодействие участников информационного обмена в процессе оказания медицинской помощи, в том числе их идентификацию и обмен медицинской документацией в электронном виде».

Устранение визитов к врачу

Ожидание: чихнул – набрал по скайпу терапевта – терапевт собрал консилиум – консилиум поставил диагноз и назначил лечение – ты получил официальный больничный на две недели и лечишься. В реальности, согласно новому закону, нужно как минимум один раз прийти на приём к врачу. Без первичного осмотра врач не имеет права ставить диагноз, как следствие – назначить лечение. Где здесь телемедицина?Комментарий юриста:

По статистике, отношение первичных визитов ко вторичным составляет примерно 3:7, то есть 2/3 визитов считаются повторными, причём по одному и тому же заболеванию. Телемедицинская консультация ориентирована на них. При телемедицинском контакте после первичного приёма врач может скорректировать назначенное лечение и выписать электронный рецепт, назначить дополнительное обследование, выдать справку в электронной форме. Если пациент хочет получить консультацию дистанционно, то он может её получить, после чего ему выдадут медицинское заключение, но без предварительного диагноза и назначения лечения. В самом заключении могут быть прописаны рекомендации: как личный визит к врачу, так и проведение предварительных обследований для личного визита к врачу. Кроме того, без первичного осмотра не обойтись, потому что в ряде случаев врач должен видеть пациента. Например, в номенклатуре услуг по первичному осмотру у неврологов есть такая услуга, как пальпация, которую провести дистанционно невозможно, то есть в настоящее время оказание консультации невролога без проведения пальпации может быть оценено как некачественное оказание услуги.

Компетентность и компетенция телемедицины

Законом не предусмотрена выдача лицензии на оказание телемедицинских услуг как таковых. Означает ли это, что предоставлять медицинскую консультацию дистанционно имеет право любой, кто посчитает себя врачом? Нет. Вести подобную деятельность на законных основаниях могут только профильные медицинские организации с лицензией на оказание традиционной медицинской помощи и только по тем видам медицины, которые в этой лицензии прописаны. Комментарий юриста:

С 1 января вступил в действие приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 30.11.2017 г. № 965н «Об утверждении порядка организации и оказания медицинской помощи с применением телемедицинских технологий», который устанавливает правила телекоммуникационного взаимодействия медработников между собой, врачей с пациентами и их представителями. Телемедицина сама по себе не лицензируется как отдельная услуга. Она представляет собой «соуслугу» и не выносится отдельным пунктом. Такая услуга может оказываться в любом направлении по специальности. Но если у клиники есть лицензия только на предоставление услуг по офтальмологии или неврологии, то за этот перечень выходить нельзя. Медицинская помощь оказывается только через Единую государственную информационную систему и только по тем услугам, на которые у конкретной клиники имеется действующая лицензия, и только при условии, что она идентифицирована в этой системе. Также для участия в телемедицине пациенты и врачи должны быть идентифицированы через другую ИС, которая называется почти так же – Единая система идентификации и аутентификации. Кроме того, медицинские работники должны быть внесены в специальный федеральный регистр. Это утверждено в статье 91.1 Федерального закона № 323.Но какой правовой статус имеют частные телемедицинские сервисы вроде «Яндекс.Здоровье»? Зарегистрированы ли они в такой системе?
Комментарий юриста:

На самом портале Яндекс.Здоровье указано, что консультации и информационные услуги оказывают партнёры. При проведении детального анализа выясняется, что ООО «Клиника Яндекс.Здоровье» не имеет лицензии на осуществление медицинской деятельности и не может оказывать телемедицинские услуги. О чем прямо сообщается в условиях использования сервиса Яндекс.Здоровье. При этом в договорах оферты таких сервисов партнеров как: doc+, доктор рядом, идет речь о передаче врачебной тайны сервису Яндекс.Здоровье, что противоречит п2. ст. 13 Федерального закона № 323.

Возможность получения электронного больничного листа

В теории пациент может получить больничный лист в электронном формате, предоставить его по месту работы, и документ будет котироваться наряду с привычным бумажным. Документ хранится в личном кабинете больного и заверен цифровой подписью лечащего врача и медучреждения. А на практике…Комментарий юриста:

Выдача электронных больничных листов предусмотрена Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. № 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством». Но для этого требуется, чтобы медицинская организация и работодатель застрахованного лица, то есть самого пациента, были участниками системы информационного взаимодействия. Для этого на сайте фонда социального страхования есть личный кабинет. Там должны быть зарегистрированы медицинская организация (врач регистрируется и получает электронный ключ для подписи) и работодатель. А пациент должен в письменном виде предъявить согласие на формирование листка нетрудоспособности. При этом закон не принуждает участников регистрироваться – это происходит по желанию трёх сторон. Пока что мы наблюдаем переходный период.

Об ответственности за телемедицинские ошибки…

…пока ни слова. Кто будет нести ответственность за глюк mHealth-сервиса или неправильный дистанционный диагноз? Комментарий юриста:

В соответствии с уже упомянутым приказом № 965н Минздрава РФ существуют три вида оказания медицинской помощи:

  • экстренная помощь с угрозой для жизни – должна быть оказана в течение 30-60 мин;
  • экстренная без угрозы для жизни – от 3 до 24 часов;
  • плановая – 1-4 дня.

Трактовать этот момент нет возможности, поскольку совершенно чётко ответственность не определена. Не описана отдельная ответственность за оказание телемедицинской консультации в противовес классической консультации. Это так и остаётся открытым вопросом, в который далее наверняка будут вноситься какие-либо дополнения со стороны законодательства, однако произойдет это после претензий, исков, выплат со стороны медицинских организаций. Так как судиться с медицинскими организациями и врачами пациенты и следственные органы в России любят.

Поправки и уточнения

Интеграция информационных технологий в медицину в России происходит постепенно. Более того, помимо ряда технических вопросов, не уйти и от правовых. Получить дополнительную информацию о новых технологиях в медицине и законности методов в частности можно будет 3 апреля на M-Health Congress, где Яна Алексеева выступит в качестве спикера с темой «Правовая безопасность и особенности применения информационных технологий и цифровых помощников в медицине»
.Комментарий юриста:

Эту тему я выбрала не просто так – введение телемедицины поднимает многие дополнительные вопросы о правах врача и пациента. К примеру, помимо оценки полноты предоставляемых пациентами данных, необходимо правильно построить защиту передаваемой информации по сети Интернет и содержащуюся врачебную тайну. Здесь есть очень интересный вопрос: согласно статье 13 о врачебной тайне федерального закона № 323, врач может сохранить тайну и не передавать информацию стороннему лицу. На мой взгляд, такая обязанность должна быть у самого пациента. Но в договор с пациентом мы не можем внести пункт о врачебной тайне, потому что это будет ущемление прав пациента. Кроме того, существует особенность оформления договорных отношений, согласие на обработку персональных данных как с самими пациентами, так и с их представителями. Именно об этом я и хочу рассказать.

Современные технологии развиваются очень быстрыми темпами, особенно это касается информационных технологий. Совсем недавно, в 2018 году, произошло законодательное закрепление такого явления как телемедицина, которое раньше являлось в сознании большинства россиян чем-то далеким и незнакомым. С принятием Федерального закона от 29.07.2017 года №242-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам применения информационных технологий в сфере охраны здоровья» (далее по тексту – Закон) развитие телемедицины получило новый импульс. Ниже будут представлены основные характеристики правового регулирования телемедицины в Российской Федерации.

Основные изменения, которые внес Закон, касаются Закона об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации, дополненного ст. 36.2. «Особенности медицинской помощи, оказываемой с применением телемедицинских технологий». С 01 января 2018 года в России была введена возможность получения телемедицинских услуг, которые должны быть оказаны в соответствии с определенным порядком и стандартами оказания медицинской помощи. Иными словами, на телемедицинскую помощь распространяются все традиционные нормативы, которые должны соблюдаться при оказании «классической» медицинской помощи.

Основной формой телемедицины является удаленная консультация, проводимая медицинским работником. В соответствии с Законом консультация может осуществляться в следующих целях:

  • профилактика, сбор, анализ жалоб пациента и данных анамнеза, оценка эффективности лечебно-диагностических мероприятий, медицинского наблюдения за состоянием здоровья пациента;
  • принятие решения о необходимости проведения очного приема (осмотра, консультации).

Тем самым телемедицинские услуги необходимы для предварительной оценки состояния здоровья пациента в тех случаях, когда является неясным потребность в проведении личного приема или госпитализации пациента. Применение новой практики особенно актуально в сельской местности, когда у местных жителей нет транспортной возможности приехать, например, в районную больницу при возникновении жалоб на здоровье. Но с использованием современных технологий данные пациенты смогут получить предварительную информацию о состоянии своего здоровья, не выходя из дома, что заметно снизит количество очных обращений к врачу. Излишне говорить, что с применением телемедицинских технологий может быть существенно снижена служебная нагрузка на медицинский персонал.

Закон предусматривает возможность применения телемедицинских технологий не только при первичном консультировании, но и в целях наблюдения за состоянием здоровья пациента. В последнем случае наблюдение может осуществляться только при условии проведения очного приема пациента, его осмотра и консультации. Ведь именно при этом условии у врача будет наиболее полная картина состояния здоровья пациента. Оказание медицинской помощи через компьютер требует надлежащей идентификации врача и получателя медицинских услуг, поэтому в Законе предусмотрено создание специальной системы идентификации и аутентификации.

Удаленное оказание медицинской помощи не снимает с врача обязанности следовать стандартам оказания медицинской помощи и не освобождает его от обязанности хранить врачебную тайну. Также Закон предусматривает возможность внесения полученной в ходе консультации информации в медицинскую документацию пациента в электронной форме. По желанию пациента ему может быть выдан рецепт на лекарственные препараты в электронной форме.

Таким образом, Закон о телемедицине создал правовые условия для развития нового направления в медицинской практике. Теперь только жизнь покажет, насколько востребованной и популярной станет телемедицина у россиян.

Теперь врачи смогут помогать пациентам на расстоянии — консультировать их по телефону и интернету. С нового года вступил в силу закон о телемедицине. Основные требования к ней определил Минздрав России.

Телемедицинские технологии можно будет применять как при оказании первичной медико-санитарной помощи, так и скорой, специализированной, высокотехнологичной, паллиативной.

читайте также
—>
—>

Владимир Порханов: Сейчас и у самых тяжелых пациентов есть шанс на жизнь

С помощью телемедицины можно будет проводить консилиумы врачей, консультации, дистанционно наблюдать за здоровьем пациента. «Заочный формат» будет допустим как для общения врачей между собой, например, если лечащий врач нуждается в совете более опытного специалиста, скажем, работающего в одном из ведущих научных медицинских исследовательских центров, так и для работы непосредственно с пациентами. Помогать людям с помощью электронных средств связи можно будет в экстренных и плановых случаях. Также можно оказывать помощь и людям, находящимся в стационаре, и тем, кто лечится амбулаторно или вне медорганизации.

Правда, лечить людей заочно разрешат не всем медучреждениям и врачам, а тем, которые получат специальные разрешения. Больницам надо будет зарегистрироваться в Федеральном реестре медицинских организаций Единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения, а врачам — в Федеральном регистре медицинских работников Единой системы.

Программное обеспечение для диагностики и лечения людей тоже нужно будет регистрировать.

Телемедицинскую помощь можно оказывать бесплатно для пациентов — в рамках программы госгарантий и за счет Федерального фонда обязательного медстрахования, и платно — в рамках системы дополнительного медстрахования за счет организаций и средств россиян.

читайте также
—>
—>

Вероника Скворцова подвела итоги года российского здравоохранения

Как отмечается в документах Минздрава, ответственность за медзаключение по результатам консультации по телефону или интернету несет тот, кто ее дал — удаленный врач или консилиум. А вот ответственность за принятие решений по результатам лежит на лечащем враче.

Все материалы, полученные в результате телемедицинских манипуляций, должны храниться в течение года.

Телемедицина поможет не только жителям отдаленных территорий, где может просто не быть в наличии хорошего специалиста, например, узкого, но и горожанам, которые могут жить далеко от врача или не иметь свободного времени на его посещение, поскольку лечащий врач после очного приема может установить дистанционное наблюдение за здоровьем пациента. Тот сможет направлять врачу информацию о своем состоянии, получать рекомендации, не посещая поликлинику. Но тогда он сам или его законный представитель несет ответственность за собственноручный ввод достоверных данных о здоровье в специальную информационную систему.

По словам президента Лиги защиты пациентов Александра Саверского, в США телемедицину начали внедрять десять лет назад — в 2008 году. Но уже через восемь лет, к 2016 году, в стране уменьшилась обращаемость пациентов за медпомощью амбулаторно на 70 процентов, число койко-мест — на 19 процентов, стационарных больниц -, на 26 процентов. «Таким образом, телемедицина высвобождает огромные ресурсы», — говорит Саверский.

ОбществоЗдоровьеВступают в силу в январе 2018 года Реформа здравоохранения
current /biznes/358395-doktor-na-provode-chto-ne-tak-s-zakonom-o-telemedicine
—> —> —> —> —> —> —> закрыть

Доктор на проводе: что не так с законом о телемедицине
Фото Getty Images

Фото Getty Images

Устанавливая запрет на дистанционную постановку диагноза, государство рискует сузить молодой рынок телемедицины до набора незначительных сервисных услуг

Последние годы мировой рынок телемедицины (telehealth) демонстрирует уверенную динамику роста. Согласно данным Zion Market Research, глобальный объем рынка телемедицинских услуг к 2022 году составит $12,1 млрд, сохраняя с 2017 по 2022 год 30%-ные темпы прироста ежегодно. Российский рынок не в пример скромнее и, по мнению Дениса Юдчица, генерального директора компании «Мобильные медицинские технологии» (ММТ), его потенциальный объем может составлять 18 млрд рублей в год. Более того, при всех разговорах о ней телемедицина — явление все еще экзотическое и не до конца понятное большинству потенциальных клиентов.

При этом отличительная особенность телемедицины — это широкий набор всевозможных инструментов для установления связи с пациентом. Медицинские специалисты могут оказывать консультации на расстоянии при помощи средств видео- и аудиосвязи, компьютерных технологий (включая общение в чатах). Даже когда у человека повышается пульс и на это указывает вибрация Apple Watch, это тоже является телемедициной, если данные параллельно передаются врачу.

—> —>

Будущее телемедицины в России призван определить Закон № 242-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам применения информационных технологий в сфере охраны здоровья», вступивший в силу с 1 января 2018 года. Основная цель — систематизация и установление правил, которые необходимо соблюдать на рынке телемедицины. Однако от закона уже сейчас прослеживается двойственный эффект: с одной стороны, он наверняка добавит доверия и интереса к отрасли со стороны широкой публики, а с другой — неизбежно вызовет массу сложностей у частного сегмента рынка и укрепит роль государства.

Зачем понадобился закон

Следует отметить, что закон вовсе не создал телемедицину в России, он всего лишь сделал попытку урегулировать уже существующий рынок. Феномен телемедицины известен в России еще с конца XIX века, когда изобретение телеграфа и телефона позволило врачам консультировать пациентов на расстоянии. Телеграфная станция стояла дома у одного из основателей современной медицины, Николая Васильевича Склифосовского, который активно ей пользовался, поддерживая связь с пациентами. На протяжении более 100 лет теле- и радиотехнологии служили интересам медицины, например, в 1957 году в СCСР для серийного производства была разработана цветная телевизионная хирургическая установка. В 1970–1980-х годах активно внедрялась теле-ЭКГ.

С переходом к рыночной экономике телемедицина в России из вспомогательной отрасли начала превращаться в самостоятельный рынок системы частного здравоохранения. Сегодня рынок телемедицины включает сервисы, позволяющие не только записаться на прием к врачу, но и получить полноценную консультацию дистанционно. Появляются различные мобильные устройства для дистанционного наблюдения за состоянием здоровья пациента, например, электронный браслет Embrace для эпилептиков, электрокардиограф «Кардиометр-МТ», неинвазивный глюкометр и прочее.

Телемедицинские услуги мало чем отличаются от обычных, за исключением того, что консультирование оказывается на расстоянии. Подобное позволяет не только сократить сроки реагирование после получения обращения больного, но и существенно расшить общий охват пациентов, а также начать работать с теми, кто по тем или иным причинам не может позволить общение с врачом. К примеру, коммуникации в тех же чатах особенно актуальны в условиях российской социальной стигматизации, когда многим людям необходимо сохранить полную анонимность при обращении за помощью к урологу или гинекологу. Кроме того, согласно данным российского телемедицинского сервиса «Педиатр 24/7», до 80% обращений к врачу может быть решено без визита в клинику.

Естественно, телемедицинская помощь не может заменить обычную медицинскую помощь и очный прием в полной мере. Она не сократит количество пациентов хосписов, лиц, больных диабетом или ВИЧ, но во многих аспектах может улучшить качество их лечения, позволяя сократить подчас ненужное посещение медицинской организации. Если врач может дистанционно расшифровать анализы пациента, зачем последнему приезжать в медицинскую организацию? Если врач может наблюдать за состоянием здоровья пациента дистанционно, зачем пациенту дневной стационар?

Телемедицина также особенно популярна на фоне недостаточного финансирования медицинских услуг. К примеру, с ее помощью медицинская помощь врачей-специалистов станет доступной в том числе в сельской местности и отдаленных районах, где единственный врач — фельдшер. В условиях хронического дефицита в регионах качественной медицинской помощи до 40% пациентов не имеют физического доступа к нужным специалистам. К примеру, в США, где телемедицина начала развиваться раньше, чем в России, ей изначально отводилась именно роль в помощи пациентам в удаленных районах и сельской местности. Занимательно выглядит и статистика по росту компаний из сектора телемедицины. К примеру, американская компания Teladoc насчитывает порядка 21 млн подписчиков, более 3100 сертифицированных специалистов, и ее выручка и EBITDA по итогам 2017 года составили $231 млн и $70 млн соответственно.

Поскольку перспективы у рынка есть, появилась и потребность в его регулировании, чтобы сделать правила игры одинаковыми для всех участников, а также добавить доверия к отрасли. Ответом на эту потребность и стал закон 242-ФЗ. Еще до того, как он вступил в силу, о выходе на рынок телемедицинских услуг заявили «Яндекс.Здоровье», «Мегафон», онлайн-площадка «Врачи онлайн».

Что не так с законом

Пожалуй, главная проблема нового закона заключается в том, что он устанавливает запрет на постановку диагноза дистанционно. Тем самым рынок рискует сузиться до набора незначительных сервисных услуг. При этом основное требование пациентов к телемедицине — возможность дистанционно получить диагноз и курс лечения. С другой стороны, в мировой практике до сих пор не существует согласия относительно возможности ставить диагноз при помощи телемедицины. Самым ярким примером может быть США. Пока в одних штатах разрешается ставить диагноз, в других эта идея вызывает бурные дискуссии.

По данным фонда «Общественное мнение», более 63% россиян предпочитают лечиться самостоятельно. Эти люди, многие из которых не хотят или не могут себе позволить услуги обычных врачей, — потенциальные клиенты телемедицины. Но есть большая вероятность, что дистанционное заключение врача они будут воспринимать как диагноз и прямое руководство к действию. Стало быть, впереди шквал обращений и жалоб по вопросам, касающимся качества проведенной консультации.

Помимо защиты от потребительского экстремизма, у клиник будет еще одна головная боль — необходимость разъяснить регламенты и как-то структурировать отношения с телемедицинскими платформами.

Здесь тоже есть барьеры, выстроенные законодателем. Например, закон требует от врача по итогам телемедицинской консультации «скреплять» заключения с помощью усиленной квалифицированной электронной подписи. Она требует ежегодного обновления, но ее финансирование из федерального или регионального бюджетов не предполагается. Стало быть многим госклиникам придется изыскивать средства на приобретение таких подписей, что в условиях хронического недофинансирования медицины крайне сложно.

Частные клиники готовы к этому не лучше. Среди них гуляют порой панические настроения и непонимание того, как теперь выстраивать работу. Если телемедицина заработает на полную мощность, рынок платной медицины ожидает снижение цен за прием у врача. Пациенты станут обращаться к телемедицинским платформам, предлагающими более выгодные цены. В свою очередь, несетевые клиники будут вынуждены привлекать клиентов через телемедицинские платформы и нести финансовые потери, предлагая свои услуги по более низким ценам. В выигрыше окажутся сетевые клиники, бюджет которых позволяет создавать собственные онлайн-платформы.

Если телемедицина не сможет преодолеть эти барьеры, она, конечно, сохранится, но в формате консультаций «врач-врач», а единственным игроком, кто сможет нести все издержки, связанные с оказанием таких услуг населению, останется государство.

Подпишись на рассылку Forbes
Мы пишем о том, что поможет вам стать богаче

—>
—>
—>
—>

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector